• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: стихоумножение (список заголовков)
12:47 

Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Она шепчет мне в трубку: - Ты слышишь меня? Алло.
Я ее слышу, говорю, что сердце должно колоть,
Что до сих пор ношу с собой локон ее волос,
Как уголь, черных,
Говорю, мол, я, кажется, жив, дорогая скво,
Но бесконечное море проело меня насквозь,
Я так устал, и все чаще хочется одного -
Послать всех к черту.
А она отвечает: - Осталось совсем чуть-чуть,
Я ведь тоже на грани, ничего уже не хочу.
Улыбаясь, сама себя хлопает по плечу,
Зерен рисовых
Горсть высыпает в морскую воду, идет варить,
И вода эта бьется пульсом, льется, течет внутри.
Она шепчет мне в трубку: - Пожалуйста, говори,
Говори со мной.

И мне кажется, что не убило нас - зажило,
Что не траурной вязью ее мятый подол вышит.
Она шепчет мне в трубку: - Ты слышишь меня? Алло...
Я ее слышу.

@темы: страшные сказки, стихоумножение

14:06 

Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Я сажусь на иглу счастья,
Я отвечаю на твои вопросы:
- Ты часто вспоминаешь меня? - Часто,
Это, поверь мне, просто.

Я хочу услышать твой хриплый голос,
Говорить о неважном, пустом,
Вспоминать о том,
Что я каждый год меняюсь, а ты до сих пор такой же,
Как приятно было в июле купаться голым,
Когда так быстро сохнет вода на коже,
Как мы спонтанно в Крым уезжали с палатками,
Пили вино, знакомились с местными,
Как смеялись и плакали
Вместе.

Мы становимся старше.
Вместо вина в бокалах плещется гордость,
Радость от встречи и глупость.
Я сажусь на иглу. По-
Говори со мной - я хочу услышать твой хриплый голос.
Говори со мной, но ни о чем не спрашивай.

Я сажусь на иглу прошлого лета,
Полосками выбеленного на солнце.
Но, увы, этот поезд уже несется
К следующему июню,
К таким же смешным и юным,
Какими мы с тобой были в прошлом,
К тем, кто еще обижается понарошку,
Носит цветные наряды,
К тем, кому красные ленты
Собирают непослушные волосы.
Я хочу услышать твой хриплый голос
Рядом.

Лето каждый год умирает в осень.
Я сажусь на иглу,
Пускаю тебя вглубь
И отпускаю вовсе.

@темы: зарисовка, стихоумножение

11:22 

Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Я снова пишу тебе письма: аз, буки, веди. Веди меня в мир, в этот творческий балаган.
Такого раньше никто не видел, никто не ведал и, наверное, даже не предполагал,
Что каждый из нас душевно болен, духовно беден, но реки внутри заходят за берега.

И вот я сижу в полуметре от монитора, и мысли мои пусты, как чистый бумаги лист,
Они тяжелы, словно каменный молот Тора, но все убежали да как-то еще спаслись.
На завтра в планах кофе и мониторинг, и плакать, и в срок заканчивать пресс-релиз.

И надо будет опять кружиться, звенеть, вживаться в эту цветную рябь, безумную кутерьму,
А мне будто снова десять, пятнадцать, двадцать, и я ничего здесь не знаю и не пойму,
Что любовь - лишь одна из множества девиаций, свобода, уж слишком похожая на тюрьму.

К обеду на плечи давит тугая масса ненужных сомнений: все верно и все не так,
И все, чем сегодня хочется заниматься - курить на балконе, плакать, звучать не в такт,
Но сколько б я не игралась в свое жеманство, внутри все такая же вечная мерзлота.

Мой каждый порыв: дурачиться, верить, драться - натянут на мир, как кожа на барабан,
И все здесь давно друг другу отцы и братья, и все, как один, умны, только я - баран.
Я утром встаю, и не хочется даже браться за эту чужую жизнь, за последний бан.

Чтоб вычерпать нашу реку, не хватит ведер, ты говоришь сам с собой, как спокойный псих.
Я снова пишу тебе письма: глаголь, живете, юс малый, добро, люди, ижица, фита, пси.
Чем чаще я оставляю тебя одного, тем звонче пою о том, о чем ты не попросил.

Спокойной ночи, чувства берут за жабры, но мое слово твердо, иже, омега, цы.
Время смывает память как будто шваброй, но запомни меня - весь этот ходячий цирк.
Однажды мне надоест быть смешной и храброй, и я напишу, какие мы молодцы.

@темы: стихоумножение

18:08 

Мы не добрые, мы - светлые. (с)
У меня на все одна интонация:
На стихи про любовь, записи о сумасшествии.
И теперь мне все чаще кажется, по прошествии
Пары лет я не вспомню, о чем писала.
Счастье - когда стоишь перед полным залом,
А тебя все слушают и понимают,
Когда лег в феврале, а проснулся в мае,
И вокруг все смеется, цветет, голубеет, льется,
Никакого дыма, тумана, гари,
Только весна - бессонная и нагая.
В чем-то хорошем хочется вдруг признаться,
Ведь, что не пишется, то играется и поется.
И весеннее счастье ложится на нас налетцем,
А прохожим кажется, что загаром.

@темы: стихоумножение

13:23 

Love is

Мы не добрые, мы - светлые. (с)
В детстве собирала фантики от "Love is",
И тогда казалось, будто любовь - это внутри такое,
Что с ногами б забираться на подоконник
И готовиться каждое слово его ловить.

А сейчас мне все чаще кажется, что любовь, наверное,
Это не когда ты ждешь его дома верно,
И на груди у тебя медали,
А внутри беспечное счастье летнее,
Как венок из васильков и лютиков.
А когда, провожая утром, говоришь ему: "Я люблю тебя",
Чтобы всякие фразы вроде "Собирайся быстрей - опоздаешь"
Не оказались последними.
Еще никогда не прощаешься,
Не хранишь его фотографию на трюмо.
И каждый вечер он возвращается
Домой.

@темы: мысли вслух, стихоумножение

13:57 

Мы не добрые, мы - светлые. (с)
У меня за душой больше ни гроша, ни надежды, ни коньяка.
Я хотела б уйти от самой себя, но пока что не знаю, как.
Вспоминаю тебя, и любовь моя беззаботна, тепла, крепка,
Как твоя рука,
Что сжимала мои предплечья до боли, до хруста, до синяков.
Ты сказал мне "до встречи, детка", нежно чмокнул в щеку - и был таков.
Я храню твое сердце в себе беспечно, бессовестно, глубоко -
Через год кормлю его молоком,
Через три с ним гуляю в парках, играю, ношу его на руках,
Через десять пишу ему песни, пою о главном и пустяках.
Через двадцать восемь он также, как ты, убегает себя искать.
А я остаюсь.
У меня ни гроша, ни надежды, ни коньяка.

@темы: мини, стихоумножение, страшные сказки

17:20 

Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Этому городу больше не нужен живой мессия,
Здесь весь ноябрь каблуками жидкую грязь месили,
Здесь серый асфальт, и небо давно не бывало синим:
Только блеклым, пустым, невнятным.
Здесь живут люди, которые вязнут в своих решениях,
Говорят о работе, машинах, вере, любви, траншеях,
Надевают галстуки, бабочки, петли себе на шею.
Ну, а я-то? Да, впрочем, я-то
Все время искал чьи-то волосы, губы, соски, ладони,
Видел в женщинах Еву, Лилит, но никогда Мадонну.
Я терялся в глазах их: простых, голубых, бездонных,
Беспросветных, пустых, усталых.
А Мария хранит прибрежные камешки в босоножках,
Каждую ночь достает свое сердце из теплых ножен,
Словно раньше нельзя было верить, а сегодня можно,
Но она все равно не стала.
Говорит, что волны кормят детей своих млечной пеной,
Представляет, как будет сына укачивать колыбельной
И боится увидеть, как занавеской кипенно-белой
На ладони ложится саван.
Завтра утром забудется все, о чем бы ни говорили,
Как мы вместе курили, плакали, пили, опять курили,
Как она сказала, что звать ее вовсе и не Мария,
А Марина или Оксана,
Что живет она в одной из обычных многоэтажек,
И муж у нее не плотник, а слесарь, прораб, монтажник.
Дома стирка, борщи, сплошная рутина одна и та же:
Ни надежды, ни слез, ни прока.
Как потом она улыбалась, светлая и простая,
Говорила: еще немного - скоро весна настанет,
Но пока за окном сугробы, вокруг никаких проталин
И совсем никаких пророков.
А детей у нее не будет: ни сыновей, ни дочек,
Так говорят врачи - она это слышит и днем, и ночью.
К воскресенью почти доходит до ручки, до дна, до точки,
Бьется, мечется по кровати
Вместе с городом, которому не нужен живой мессия,
Где слишком много плакали, ждали, клялись, просили.
Я кладу на ее плечо свою голову, обессилев:
Хватит плакать, Мария, хватит...

И наутро серое небо становится ярко-синим.

@темы: стихоумножение, боль

13:46 

Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Маленьким зеркальцем солнце блестит в кармане,
В нем отражаются лужи, асфальт эпоха.
Меня зовут Анна, Аннушка, Нюта, Аня.
Меня зовут Анна, Анне сегодня плохо.

Я говорю себе: все, на сегодня хватит.
День мудренее вечера, но вечер - ночи.
Меня зовут Катерина, Катюша, Катя.
Меня зовут Катерина, и мне не очень.

Я говорю лишь о том, о чем не просили.
Круг замыкается, скоро опять по новой.
Меня зовут Ксюша, Ксения, Ксю, Аксинья.
Какая разница как, если мне хреново?

@темы: стихоумножение

12:59 

Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Твои бледно-рыжие родинки над ключицами
Отливают на солнце глянцем.
Я смотрю на них, и уже никуда не деться мне:
Теплая нежность рождается глубоко.
Так волчата любимы своими волчицами,
Медведицы - медвежатами,
Когда на снегу лежат они,
Солнце морозное слизывая с боков,
И сердце, комочком сжатое,
Где-то тихо в груди стучится
Зная, что ничего хорошего не случится.
То есть, можно не надеяться
И, тем более, не бояться.

@темы: вдох-выдох, стихоумножение

12:42 

Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Мне снятся мальчики: залпы их карих глаз
Летят в меня, каждый снаряд попадает в цель,
Как в мягкую ткань игла.
Любовь остается красными пятнами на лице,
Оцарапанном об их шершавые подбородки.
Мне снятся мальчики-камни: мальчики-самородки,
Мальчики-пустая порода.
Тот, кто вчера был стеснительным, мягким, робким
Сегодня становится лучшим.
Послушай,
Когда эти мальчики станут в неровный ряд,
Не торопись, не пей их залпом, лишь пригуби.
Таких невозможно однажды не полюбить,
Однажды не потерять.

@темы: кареглазый, ниочемное, стихоумножение

12:13 

Шиза

Мы не добрые, мы - светлые. (с)
***
Мой внутренний голос давно распался на разные голоса,
Как будто чужие мысли случайно запутались в волосах,
Будто бы в голове моей виноградом вьется, растет лоза,
А я сквозь нее живу.
А я сквозь нее дышу, говорю, питаюсь ею, как паразит,
И в каждом слове моем, в каждой строке моей ее хмель сквозит,
И клей наших снов так быстро сохнет и застывает, как церезит,
Что больно и наяву.

***
Я просыпаюсь: вокруг и стены, и потолки, и одеяла белые.
Мои внутренние голоса поют мне поминальные и колыбельные,
Мы вместе растем, смеемся, вянем, цветем, горюем,
Из виноградных веток сплетаем кружево.
Они, конечно, меня никогда не слушают,
Но я все равно обо всем рассказываю, говорю им.

@темы: стихоумножение, страшные сказки, сумасшествие

16:47 

Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Страшно не умереть,
А каждый день умирать, стареть,
Не родив, хоронить детей,
Избавляться от боли, волос, ногтей,
И привычки спать по ночам.
Плакать или кричать
Бесполезно, беспомощно,
Быть на корабле тонущем,
А к берегу не суметь выплыть.
Лучше не говори - выплюнь
Бесшумно слова из горла.
Заново учись быть изгоем
Среди знакомых, друзей и товарищей,
Зимой надевать варежки,
В темноте искать свечку,
Рисовать кошку, зайчика и овечку
Чужим кареглазым детям,
В трубку шептать: ну, где ты?
Где ты, когда мне так трудно?
Когда вокруг огонь, вода и медные трубы
Или сплошь одуванчики да коровки божьи,
Когда каждый мой сон вещий
О том, что я не останусь навечно
Здесь. И не вернусь больше.

@темы: стихоумножение, боль

18:45 

Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Она ему пишет: милый, мне одиноко,
Застилает постель и закрывает окна -
Там осенняя сырость ночного города,
После такого слезы - всего лишь шалости.
Я ее слушаю, и она жалуется:
Я, - говорит, - упрямая, злая, гордая,
Почему мне тогда так больно?
Я сдавалась ему без боя,
Этому кареглазому с сердцем-ночью,
Сердцем-бедой, болью и сердцем-камнем,
С теплыми и ласковыми руками.
Я становилась выше, сильней, добрее...

Утренний дождь, холодные батареи.
Сердце бьется не в такт, тяжело, но бойко.
Серые туфли, стоптанные набойки,
Нелюбимый муж и кареглазая дочка.
Я открываю окна и вдыхаю воздух.
Она ему пишет: милый мой, слишком поздно,
Мне говорит, что не может иначе.
Я ее слушаю, и она плачет.

@темы: кареглазый, стихоумножение

01:05 

Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Я говорю ему: "Солнечный, уходи" -
И это почти так же страшно, как крик и боль,
Как из кармана камень достать и бросить его в прибой,
А найти в груди.
Как отвечать на реплики невпопад,
На вопрос "Ну, как ты?" только молчать, молчать.
Как услышать чайку в порту, случайно коснуться его плеча
И всю ночь не спать,
И всю ночь то кружиться, то танцевать,
Целоваться на кухне, пока остальные ждут.
Как глотать таблетки, слезы и пластилиновую еду,
Как глотать слова.
Как наутро вернуться к себе домой,
Как не плакать, "не знать отказов и середин".
Как, проснувшись в обнимку, сказать ему: "Солнечный, уходи"
И уйти самой.

@темы: вдох-выдох, стихоумножение

17:01 

Я молчу

Мы не добрые, мы - светлые. (с)
В Одессе пока нет снега, есть только ветер, пронизывающий до ключиц.
Ты говоришь о том, что завтра рано вставать с утра.
Я молчу, а ты, пожалуйста, не молчи,
Прощай меня каждый раз, когда сам не прав,
А если уйдешь, оставь на столе ключи.

В Одессе пока нет снега, есть вязкий туман, горький запах горелых листьев.
Я молчу, когда мне хочется слишком многое рассказать,
От крика хрипеть, от слов твоих не зависеть.
Ты говоришь: не надо смотреть назад,
Если захочешь, просто хоть раз приснись мне.

В Одессе пока нет снега, только холодный дождь по ночам моросит чуть-чуть.
Шумно: соседи ссорятся, хмурые мамы внизу кричат.
Ты сонно водишь пальцами по плечу.
Я задыхаюсь рифмами, когда не знаю, с чего начать,
Когда не знаю, как не расплакаться - я молчу.

В Одессе пока нет снега, есть зимнее небо, но ветер еще осенний.
И здесь у меня закончились все слова,
Остался вечер, короткая ночь с субботы на воскресенье,
Раннее утро и незастеленная кровать.

И я молчу, как будто в молчании моем - спасенье.
И я молчу о том, как тебя мне хочется целовать.

@темы: стихоумножение

01:53 

Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Нам так безудержно жарко рядом, что небо пенится и течёт. Мне, говорю, ничего не надо: всего лишь жаться в твое плечо, уснув в набитой людьми маршрутке и задремав на твоих руках. Проснувшись, громко смеёмся, шутим, спросонья спорим о пустяках.
Мне, говорю, ничего не важно: вот только видеть тебя - и всё. Весенний воздух, нагретый, влажный вверх, словно змея, меня несёт, когда ты держишь мои ладони, когда в разгаре чужой войны вдвоём мы смертны, больны, бездомны, безумно счастливы и смешны.
Такое солнце на подбородке, такие ямочки на щеках. Один твой взгляд, мимолётный, робкий, и я не знаю, не знаю, как мне можно выжить под этим взглядом, хранить в глазницах ночную взвесь. Мне, говорю, ничего не надо: всего лишь знать, что ты рядом есть.

@темы: стихоумножение, кареглазый

00:40 

Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Полседьмого. Будильник громко звенит, долдонит.
Я хотела б остаться рядом: святой Мадонной,
Анисом, полынью, маком и белладонной,
Сто раз распущенным гобеленом,
Смирением, верой, щедростью, унынием, блудом, ленью,
Матерным словом, сонным простым молебном,
Западным ветром, что гонит парус.
Полседьмого. Рыжий котенок просится на колени,
Его полосатая шерсть скользит под моей ладонью.
Я хотела б остаться рядом, но просыпаюсь.

@темы: мысли вслух, стихоумножение

02:13 

Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Так болит внутри, что нельзя дотронуться.
Разорвать сейчас - заживет до Троицы,
Отболит до Пасхи.
Я смотрю с опаской
На эти твои ужимки, ухмылки, рожицы.
Каждый момент оставляет на тонкой коже цепь
Твоих случайных прикосновений.
Я задыхаюсь, дрожат колени,
Мысли звенят, хрустят, не сгибаясь, пальцы.
Уходи! Убирайся! Отстань... Останься,
Будь, как и прежде, рядом.
Так кровит внутри, что нельзя дотронуться.
Уходить сейчас - заживет до Троицы,
Но отболит навряд ли.

@темы: вдох-выдох, стихоумножение

15:42 

Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Она говорит, что хочется закричать, и плачет тихо в сонном осеннем троне. Мол, голос чист, рука ее горяча, а он до сих пор не тонет в ее плечах. Сказать по правде, вовсе ни в чем не тонет. Но вот я здесь, и осень ее не тронет, не скиснет хмель, не станет чадить свеча, не будет сниться прошлое по ночам. Я все исполню, подпись, число, печать. А что там дальше? Лучше не отвечать.

Она обнимает его до дрожи, губами ищет губы, находит лёд, прощается, не веря, что он уйдет. Уже ушел. Ночь. Пусто. Сервиз искрошен. А я смогу все то, что другой не сможет, чуть больше даже, если она поймет, кто ей милей, нужнее и кто дороже. Смелее, спину выпрями, грудь вперед. А что там дальше? Черт его разберет.

Я выключаю свет, она пьет вино, поет о счастье, не различая нот. Осенний вечер, сонно - вино виной. Пока я здесь, она не уйдет на дно. В ладонях солнце, радость без всяких «но». А что там дальше? В общем-то, все равно.

@темы: стихоумножение, вдох-выдох

22:37 

Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Держать ладони твои ладонями,
Рассыпать волосы по плечам.
Такая нежность внутри бездонная,
Что я не знаю, с чего начать,

Что я не знаю, что будет после, но
Какая разница: счастье, быт?
Сначала только казаться взрослыми,
А дальше хочешь, не хочешь - быть.

А дальше - жарко, светло, неистово
Любовь, как камень, носить в груди.
Такая нежность внутри - не выстоять:
И ни остаться, и ни уйти

В закат, из солнечных нитей сотканный,
Да в небо - синего шелка гладь.
Ловить улыбки и взгляды сотнями,
Смешные искорки карих глаз.

Разбавить солнцем густые сумерки.
Ладонь к ладони, глаза в глаза.
Такая нежность внутри безумная,
Такая радость - не описать.

@темы: стихоумножение, кареглазый

Кофеин

главная